на главную
о журнале
архив номеров
старый архив
подписка
содержание
поиск по сайту
наш адрес

Курсив №4
июль-август, 2005

Некоторые статьи из журнала Курсив №4-2005
С. Бачурин Под эгидой ISO, или Новый стандарт -
прочитать и забыть?

Вторая редакция стандарта по офсетной печати
Acrobatика: поколение next. Ч. 1
Возможности допечатной подготовки в Adobe Acrobat 7.0
авторам реклама перепечатка  english version
Что день грядущий нам готовит
Под эгидой ISO, или Новый стандарт – прочитать и забыть?

Вторая редакция стандарта по офсетной печати


В ноябре 2004 г. вышла вторая редакция Международного стандарта по офсетной печати ISO 12647-2:2004. С этого момента предыдущая редакция, действующая с 1996 г. и просуществовавшая значительно больше пятилетнего срока, отведенного ей Международной организацией по стандартизации, прекратила свое действие. О том, что изменилось в документе, размышляет автор статьи.

Ходишь, ходишь в школу, потом бац - вторая смена.
из к/ф «Большая перемена»


Сергей БАЧУРИН,
ген. директор,
типография «Базил»
Жизнь не стоит на месте, и одно из подтверждений этого - выход в свет новой, второй редакции Международного стандарта по офсетной печати ISO 12647-2:2004, нормирующего характеристики, непосредственно отвечающие за цвет, в том числе и в листовой коммерческой печати. Это знаменательное событие случилось 15 ноября 2004 г. и с этого момента предыдущая редакция, действующая с 1996 г., прекратила свое существование.

По сравнению с предыдущим изданием, стандарт претерпел существенные изменения как по содержанию, так и по стилю изложения. Как и прежде, одной из главных целей стандарта является создание минимального набора параметров для уникального определения визуальных характеристик и связанных с ними свойств цветопробы и печатного оттиска. С помощью этого документа стало возможным покончить с субъективным методом оценки печатной продукции «на глаз» и придать понятию «качество» цветной печати однозначность, жестко синхронизировать представление о цвете по всей технологической цепочке: от заказчика к исполнителю, от работника допечатного цеха к печатнику.

Отраден тот факт, что документ доступен только на английском, что исключает разночтения, неизбежные при наличии изданий на разных языках. Однако английский в стандарте довольно своеобразный. Вместо простых предложений, не допускающих двоякого толкования, документ неоправданно перенасыщен сложноподчиненными оборотами. Разработчики явно не ставили перед собой задачу сделать этот технический документ по-настоящему международным, доступным каждому желающему, для которого английский не является родным языком. В то же время издание стало менее академичным и более приземленным. В нем содержится масса полезных ссылок, которые с успехом могут быть использованы на практике. Детально на примерах разобраны методы работы с графиками. Однако разработчики особо не утруждают себя комментариями по выбору того или иного норматива, подготавливая благодатную почву для разного рода «толмачей», к которым, ни в коем случае не претендуя на полноту обзора, безусловно, относится и автор этих строк.

Несмотря на активно продвигаемые сейчас разные новомодные критерии оценки цвета, в качестве мерила цветового различия любой пары цветов в стандарте по-прежнему выступает CIELAB - ЖЕ*ab.

В новой редакции обыденными стали такие понятия, как цифровой файл, ICC-профиль, CtP, и что важно - получила официальную прописку цифровая цветопроба. Более того, в признании заслуг цифровой пробы - цветовое отличие воспроизводимых ею цветов от целевых значений: последних в два раза меньше, чем для других цветопроб. Таким образом, подтверждается, что только эта цветопроба способна максимально приблизиться к тиражным оттискам. Тем самым на уровне международно признанного документа нанесен очередной чувствительный удар апологетам аналоговой цветопробы.

Пожалуй, единственное, что не изменилось в новом стандарте, так это требования к допечатной подготовке. Однако теперь, в век расцвета беспленочных технологий, наряду с требованиями к фотоформам появились требования непосредственно к печатным формам. По-прежнему на практике для оценки качества пленок рекомендуется руководствоваться правилом, при котором оптическая плотность плашек на просвет должна превышать плотность прозрачной пленки на 3,5 D. Для коммерческой листовой печати предпочтительная линиатура составляет 60 см-1 и выше, суммарное красочное покрытие не должно превышать 350%, а длины диагоналей цветоделенных изображений не должны отличаться более чем на 0,02% с учетом воспроизводимости аппарата и стабильности материала. Остались неизменными требования к углам растра, его форме. Ничего нового здесь нет - рекомендуются широко используемые на практике параметры.

Оптическая плотность

Что же касается оценки качества печатной продукции (то есть нормирование характеристик печати, непосредственно отвечающих за цвет), то по сути в новом стандарте подверглись ревизии все основные положения, относящиеся как к цветопробе, так и к печатному оттиску. Окончательно и бесповоротно решена судьба оптической плотности на отражение как способа контроля за качеством тиражной продукции. В новом стандарте отсутствует какое-либо упоминание ее количественных характеристик - им не нашлось даже места в информационном приложении, как в предыдущей редакции. Здесь господствует цветовое пространство CIELAB. Значения оптической плотности на отражение используются только для определения тоновой градации.

Судя по всему, удел денситометров сегодня - быть использованными исключительно как инструмент для управления производственным процессом во время печати конкретного тиража, для которого и краска, и печатная основа остаются одними и теми же на протяжении всего процесса. Возможен двухэтапный подход, когда сначала технолог с помощью спектрофотометра добивается правильного цвета на основе рекомендаций ISO 12647-2:2004 и фиксирует соответствующие значения оптической плотности на отражение элементов контрольной шкалы со сплошным красочным слоем. Затем печатник следит за их постоянством при помощи более доступного и простого в использовании прибора - денситометра. Таким образом, сами собой отпадают жесткие требования к условиям измерения и техническим характеристикам денситометра, поскольку теперь они могут быть любыми. Важно только, чтобы сохранялось постоянство условий измерений на протяжении конкретного тиража.

Баланс по серому


табл. 1
Если судьба оптической плотности красочного слоя как средства контроля за качеством печатной продукции была предсказуема и понятна, то отношение к решению разработчиков стандарта перенести всю информацию, касающуюся баланса по серому в информативное, да еще и последнее по счету приложение, далеко неоднозначно. Этот шаг наверняка вызовет справедливое негодование бывалых полиграфистов, для которых баланс по серому является основным мерилом краскоподачи. При этом сами значения элементов контрольной шкалы CMY для измерения баланса по серому остались неизменными (табл. 1).

Считается, что спецификация баланса по серому избыточна, если определены целевые значения цветовых координат красок и растискивания. Разработчики полагают, что одного только соблюдения баланса по серому недостаточно, чтобы гарантировать ахроматичный цвет для всех печатных основ и красок, используемых при печати. Они также обращают внимание на его зависимость от специфического состава используемой черной краски.

Цветопроба


табл. 2
Как и прежде, логика оценки качества печатной продукции основывается на главенстве цветопробы. Однако создается впечатление, что несмотря на декларирование своей любви к цифровой цветопробе, разработчики стандарта, тем не менее, упоминая понятие пробы в тексте стандарта, имеют в виду все- таки цветопробу, выполненную на печатной машине или, по крайней мере, на пробопечатном станке. В противном случае трудно объяснить необходимость использования для цветопробы бумаг с такой же массой, как и тиражная, очередность наложения красок при получении целевого цвета (табл. 2) или приведение данных о растискивании.

В соответствии со стандартом печатные основы, используемые для цветопробы, должны быть идентичны тиражным. Если это невозможно, то свойства печатных основ должны быть близки к тиражным по таким параметрам, как тип поверхности (мелованная, немелованная), цвет, глянец и масса. По-прежнему все многообразие бумаг сведено к пяти типам. Для листовой коммерческой печати наиболее востребованными являются первые два типа. Это мелованная глянцевая и матовая бумага без древесины (табл. 3). Их характеристики остались неизменными за исключением требования к белизне, которое теперь выше соответственно на 5 и 6%. Однако данные, касающиеся белизны и массы бумаг (табл. 3), приведены исключительно для информативности.

Особо обращают внимание авторы стандарта на соответствие глянца бумаги, используемой для цветопробы и тиража. В случае, если продукция будет подвергнута ламинированию или лакированию, это существенно изменит глянец. Если послепечатная обработка осуществляется вне печатной машины, для обеспечения соответствия тиражной продукции цветопробе на стадии печати рекомендуется обеспечить печатника двумя цветопробами: цветопробой с глянцем, максимально приближенным к процессу печати (необработанной), и цветопробой, глянец которой наиболее соответствует состоянию после финишной обработки. Таким образом, использование по старинке аналоговой цветопробы с ламинационным защитным покрытием для контроля процесса печати фактически противоречит требованиям ISO.

Триада


табл. 3
В стандарте по-прежнему один из основополагающих критериев качества печатной продукции - соответствие цветов триады заданным целевым значения их колориметрических координат. В новой редакции стандарта принципиально изменился подход к определению цвета красок. Мало того, что претерпели изменения сами значения цветовых координат всех четырех красок и их наложений, так еще и отсутствуют цветовые различия красок для глянцевой и мелованной бумаг. Таким образом, целевые значения CIELAB координат цвета красок для них. Следует отметить, что как в случае с определением свойств бумаг (табл. 3), так и цветов красок (табл. 2) измерения проводятся на черной подложке при источнике света D50, стандартном наблюдателе 2О и геометрии 0/45 или 45/0.

По сравнению со старым стандартом, черный цвет чуть-чуть потемнел и стал более ахроматичным. Голубой, пурпурный и желтый стали чуть менее насыщенными, почти не меняя оттенка. Как следствие, изменились и бинары, став более насыщенными. При этом цветовые отличия бинаров в разных редакциях стандарта больше, чем первичных цветов. Добавилось требование к трехцветному наложению красок без черной, отсутствующее в старой редакции.

Так же, как и раньше, считается, что вторичные цвета - красный, зеленый, синий - зависят от последовательности печати, реологических свойств и прозрачности красок, особенностей печатной машины и характеристик печатной основы. Из этого следует, что совпадение первичных цветов C, M, Y со значениями табл. 2 недостаточно для соответствия вторичных цветов значениям этой же таблицы.

Однако новые требования к цвету красок, как впрочем и старые, не имеют никакого смысла без доброй воли со стороны производителей последних. Понятно, что при отсутствии на рынке красок с соответствующим цветовым охватом, все попытки печатника следовать полиграфическому стандарту обречены на неудачу. Но до последнего времени даже известные брэнды далеко не всегда отвечают требованиям стандарта, то есть ни при какой толщине красочного слоя не дают нужный цвет в пределах допуска. Есть даже подозрение, что некоторые краски меняют тон нелинейно при увеличении толщины слоя. И судя по всему, поставщики красок не очень переживают по поводу этих вопиющих фактов. Попытка раздобыть у продавцов (читай - производителей) красок какие-либо сведения о количественных характеристиках их продукции так же невозможно, как и порой убедить заказчика, что эра аналоговой цветопробы закончилась. Диву даешься - куда только общество защиты потребителей смотрит? Можно долго рассуждать о несовершенстве пространства CIELAB, ICC-профилей и всего CMS в целом, но возникает вопрос: оправдано ли все это в отсутствии самой опоры управлением цвета - качественных красок?

Но стандарт выше жизненных реалий, а потому настаивает, чтобы как для глянцевой, так и матовой мелованной бумаги CIELAB координаты цветов элементов со сплошным красочным слоем на контрольной шкале цветопробы согласовывались с целевыми значениями, указанными в табл. 2, в пределах допуска на отклонение, равного для всех цветов ЖЕ*ab=5. Следует отметить, что в отличие от старого стандарта, этот допуск стал единым для всех четырех красок и, кроме того, существенно меньше. При этом в случае использования цифровой цветопробы, как уже отмечалось, этот допуск снижается вообще до значения ЖЕ*ab=2,5. Это можно объяснить все более изощренными способами изготовления цветопроб.

Совершенствованием всего СМS в целом, по-видимому, объясняется и желание разработчиков поднять планку требований к источнику постоянных раздоров между печатником и заказчиком - соответствию цветопробы печатному оттиску. Степень допустимого «непопадания в цвет» выражается конкретным числовым значением. В новом стандарте значение ЖЕ*ab=5 стало магическим. Не более чем на 5 пунктов могут расходится цветовые координаты элементов со сплошным красочным слоем контрольных шкал цветопробы и ОК-листа тиража. То есть требования к цветовым отличиям между значениями целевых CIELAB координат триады и их практическим воплощением, а также между цветопробой и тиражным оттиском одинаковы. И эти требования теперь также стали жестче. При отсутствии цветопробы цветовые характеристики табл. 2 являются целевыми.

Другой важный параметр оценки качества печати - допуск на вариацию (то есть допустимая изменчивость тона элементов контрольной шкалы со сплошным красочным слоем на протяжении тиража, так называемый «разнотон») - в новой редакции стандарта наоборот резко увеличился и теперь составляет ЖЕ*ab=5 для желтой краски и соответственно - ЖЕ*ab=4 для остальных трех. Требование, что этому условию должно соответствовать не менее 68% тиража, осталось неизменным. Объясняется это тем, что распределение ЖЕ*ab напоминает Гауссовское. При этом отмечается, что в величине цветового различия ЖЕ*ab удельный вес различия оттенка не должен превышать 2,5. Естественно, что для пантонов допуски должны быть меньше, особенно для цветового отличия, относящегося к светлоте L*. Следует отметить, что несмотря на то, что в качестве целевых стандартом заявлено восемь цветов (включающих первичные цвета, их бинары, а также тройное наложение), когда речь заходит о допусках на отклонение и вариацию, во внимание принимаются исключительно первичные цвета CMYK. Возможная изменчивость бинаров не регламентируется, по-видимому, в связи с очень широким диапазоном изменений последних.

Увеличение допуска на вариацию де-факто является признанием того, что офсетная печать сложный - достаточно нестабильный технологический процесс. Тут разработчики стандарта выступили на стороне печатников, отдав дань их нелегкому труду. Эта новость, безусловно, будет с радостью встречена всеми производственниками, но не заказчиками. Последние пусть найдут утешение в том, что теперь цифровую цветопробу почти нельзя будет отличить от ОК-листа. Справедливости ради следует отметить, что в стандарте тем не менее присутствует робкое пожелание, чтобы допуск на вариацию составлял половину от обязательной величины. Пожелание, но не более того.

Радует единообразие подхода к установлению величин допусков - в старом стандарте все допуски как на отклонение, так и на вариацию, причем для всех красок, отличались по величине. Теперь, даже если допуски не устраивают, нельзя не признать то, что сами величины допусков хотя бы запомнить проще.

К сожалению, в стандарте изображения не делятся по степени сложности как с точки зрения возможности имитирования средствами цифровой печати специфики офсета, так и с точки зрения поддержания стабильности тона на протяжении тиража. Хотя опыт подсказывает, что «попасть» в цветопробу в случае фотографического изображения гораздо проще, нежели чем пытаться добиться отсутствия различия тона, например, при печати по всему полю фиолетовой плашки с вкраплением небольшого зеленого элемента в центре. И этому есть простое объяснение. В используемом сегодня подходе к созданию цифровой цветопробы, одним из основных этапов является печать специальных характеризационных таблиц, состоящих из большого количества достаточно мелких элементов различных цветовых комбинаций. Построенные в дальнейшем на основании колориметрических измерений этих элементов ICC-профили вызывают порой непреодолимые трудности при последующем их использовании для моделирования средствами цифровой цветопробы печати обширных заливных плашек. Печатная машина не в состоянии обеспечить линейность передачи тона в случае резкого изменения краскоподачи при воспроизведении красочных полей разной площади. Но этот прискорбный факт несовершенства офсетной печати до сих пор продолжает оставаться без должного внимания со стороны как дизайнеров, так и разработчиков нормативов. Поэтому, насколько реально соответствовать предложенным стандартом допускам для всех без исключения типов изображения, покажет только практика.

Растр


табл. 4
Без изменений в ISO остались требования к пределам воспроизведения растра: для линиатуры 40–70 см-1 - в диапазоне 3–97%, для более высокой - 5–95%.

Допуск на точность позиционирования изображения приобрел явно выраженную цифровую величину и уже не увязывается с линиатурой. Теперь максимальное отклонение между центрами изображения любых двух цветов не должно быть больше 0,08 мм для печатных машин среднего формата и бумаг массой больше 65 г/м2 и 0,12 мм - при других условиях.

Вторым критерием оценки качества печатной продукции по-прежнему остается увеличение величины относительной площади растровых элементов на печатной основе по сравнению с их размерами на фотоформе или цифровом файле (растискивание). Словно уверовав в постоянные увещевания производителей и продавцов печатных машин о неуклонном совершенствовании последних, разработчики стандарта посчитали возможным уменьшить требования к величине растискивания. По сравнению со старой редакцией документа, растискивание для различных условий печати уменьшилось примерно на 3%. Значения растискивания для элемента контрольной шкалы с 50% полем для хроматических цветов приведены в табл. 4.

Измерения проводятся денситометром с ISO Статусом Е, с поляризационным фильтром. Для черной краски растискивание может быть равно значениям, приведенным в табл. 4, или больше до 3%. Растры с эллиптическими точками дадут значение растискивания приблизительно на 1,5 % выше. Если необходимо определить целевые значения растискивания при использовании других линиатур, стандарт предлагает воспользоваться специальными диаграммами соответствия.

В новой редакции ISO остались неизменными величины допусков на отклонение и вариацию как растискивания, так и спреда полутона (mid-tone spread), то есть суммарного показателя, характеризующего направление отклонений реальных величин растискивания хроматических цветов от целевого значения. Так, согласно требованиям стандарта, отклонение растискивания цветопробы по-прежнему не может превышать 3% для полутона и 2% - для четверти тона. Для тиражной продукции допуски на отклонение составят соответственно 4 и 3%. Отмечается, что в худшем варианте возможна ситуация, когда разница растискивания между цветопробой и ОК-листом может достигнуть 7% в полутонах. Максимальный спред полутона допускается 4% для цветопробы и соответственно - 5% для тиражных оттисков. В стандарте прямо не указано, какая цветороба имеется в виду, поэтому не очень понятно, что может означать понятие растискивания по отношению к цифровой цветопробе.

В ISO отдельно оговаривается, что контрольная шкала должна печататься растрами с круглой точкой, в противном случае возможно искажение результатов измерений. Но в используемых в настоящее время программах растрирования форма точки может меняться в соответствии с неким алгоритмом, и применять на практике вышеуказанный подход проблематично, если только не использовать отдельно выведенную шкалу и подставлять ее при монтаже. Однако это в принципе невозможно при использовании CtP.

Материалы

В стандарте нет прямых ограничений по использованию тех или иных материалов с характеристиками, отличными от приведенных в табл. 3. Предполагается, что на них могут распространяться существующие рекомендации ISO, если параметры печати на этих материалах соответствуют указанным в стандарте спецификациям. Разработчики документа рекомендуют следующий способ определения цветовых координат элементов контрольной шкалы со сплошным красочным слоем, требуемых для таких печатных основ. Готовится стопа эталонной бумаги, в которую с интервалом приблизительно в 100 листов вставляются по одному отмеченному листу испытуемых печатных основ. Толщина материалов должна быть примерно одинаковой. При печати толщина красочного слоя на эталонной бумаге контролируется таким образом, чтобы значения цветовых координат CIELAB элементов контрольной шкалы со сплошным красочным слоем голубого, пурпурного, желтого и черного цветов соответствовали ISO 2846-1 в сухом состоянии. После высыхания, вставленные листы печатных основ других типов извлекаются из стопы; они показывают установленные цвета красок. Таким образом, при установлении правильного цвета реализуется принцип, когда на эталонную бумагу и вставленные листы испытуемой печатной основы с резины передается та же самая толщина красочного слоя. Используя такой подход, можно самостоятельно расширить перечень печатных основ, при печати на которых можно говорить о соблюдении стандарта ISO 12647-2:2004.

Стандарт и жизнь

Необходимо обратить внимание, что приведенные выше рекомендации обязательны для всех сторон, участвующих в производстве печатной продукции. Их знание и необходимость неукоснительного использования на практике нужны не только печатникам, но, быть может, и в еще большей степени также дизайнерам и заказчикам. Иначе все благие пожелания обречены на неудачу. Залогом успешного внедрения в жизнь стандарта является использование его рекомендаций уже на стадии творческого замысла. И если нет возможности использовать на этапе допечатной подготовке ICC-профиль конкретной печатной машины, то следует хотя бы пользоваться стандартным профилем ISO, а не пресловутым Euroscale. Использование последней установки при цветоделении изначально ставит жирный крест на все дальнейшие попытки печатника следовать стандарту, поскольку соответствующий ей профиль не отвечает требованиям ISO ни по одному показателю.

К сожалению, стандарт не решает всех проблем современной офсетной печати, однако следовать ему не так уж и сложно - фактически предлагается контролировать всего два параметра. При соблюдении соответствующих требований к допечатной подготовке во время печати необходимо придерживаться заданных значений цветовых CIELAB координат красок CMYK с учетом возможного допуска, а также попадать в достаточно широкий коридор рекомендуемых значений растискивания. При этом, если отклонения значений растискивания от целевых величин направлены в одну сторону, то можно даже забыть о таком критерии, как спред полутона.

Однако на практике дело обстоит несколько иначе. Контроля только цветовых координат первичных цветов и растискивания мало, а каким образом контролировать столь необходимые для оценки качества цветопередачи бинары - непонятно. Целевые значения цветовых координат наложений приведены в табл. 2, однако никто никогда их не измерял и мерить не будет. Для многих и денситометр кажется никчемным инструментом, что уж говорить о необходимом в этом случае спектрофотометре. Но это, как говорится, лирика. Вопрос стоит более серьезно - в отсутствии нормированных отклонений измерять что-либо вообще бессмысленно. Что проку в приведенных в табл. 2 значениях цветовых координат наложений, если с учетом допусков на первичные цвета вероятность соблюдения вторичных цветов из этой таблицы ничтожно мала. В то же время, широко используемая для этих целей на практике палочка-выручалочка в образе баланса по серому практически выведена разработчиками из стандарта.

Бесспорных решений не существует. К таковым относится и подход разработчиков стандарта не перегружать его взаимозависимыми характеристиками и ограничиться при оценке характеристик печати, влияющих на цвет, всего двумя, основными с их точки зрения, параметрами. Наверное, здесь уместно вспомнить, что стандарт по сути не является непосредственным руководством печатника. Это документ, где перечислены параметры, с помощью которых оценивается уже готовая продукция. И может, выход из, казалось бы, тупиковой ситуации как раз и заключается в том, что во время печати надо использовать все-таки баланс по серому. В информативном приложении к стандарту разработчиками прямо говорится о пользе его применения для оперативного контроля подачи красок путем быстрой оценки возможного изменения растровых полей CMY контрольных шкал от оттиска к оттиску.

В сухом остатке

Ну вот, стандарт для коммерческой листовой офсетной печати есть! Согласно правилам Международной организации по стандартизации, за него проголосовали не менее 75% членов, в том числе формально и Россия. Хорош он или плох, устраивает нас или нет - вне зависимости от этого с ним нам жить как минимум ближайшие пять лет. Какова его дальнейшая судьба? Станет ли этот документ настольной книгой печатника и технолога, проявят ли к нему интерес дизайнеры? Или, как и прежде, он будет оставаться чем-то таким, о чем многие слышали, некоторые видели, а кто-то даже читал. И все это при полном отсутствии практического применения.

Однако использовать стандарт на практике в современных условиях не так уж и просто. Учитывая сегодняшнее многообразие оборудования и материалов для офсетной печати область применения этого стандарта не так уж и широка - он охватывает достаточно узкую сферу полиграфии. Причем с точки зрения не объема, а именно номенклатуры продукции. По моему мнению, стандарт, безусловно, подходит для работ, которые печатаются на белой бумаге, красками CMYK и большими тиражами. Но много ли таких? В основном это журнальная, упаковочная продукция, для которой он действительно необходим. А как быть с рекламной продукцией, для которой чем необычней, тем лучше? Погоня за неповторимостью, неистребимое желание сделать поярче, посочней неизбежно вступает в противоречие с узкими рамками нормативов. Для такого рода продукции предсказуемостью цвета тиража давно уже вынужденно пренебрегли в угоду «эстетическим свойствам». Слишком часто печать «красивую» пытаются противопоставить печати качественной, выполненной с учетом технологических норм. Что в принципе неверно. Здесь возможности стандарта, к сожалению, ограничены.

Да еще производители подливают масла в огонь, на перебой предлагая все новые и новые сорта красок с необыкновенными свойствами: высокоинтенсивные, фолиевые, УФ-отверждаемые, гибридные. Список можно продолжить. И это только краски семейства CMYK, а ведь еще есть различные пантоны, флуоресцентные и т. п. На этом фоне несоответствие стандарту красок классической триады кажется просто забавной шалостью. Не остались в стороне и производители печатных материалов: на рынке изобилие различных дизайнерских материалов, бумаг со свойствами пластиков, пластики с характеристиками бумаг и, конечно же, всех цветов радуги.

На фоне этой «вакханалии» по изготовлению всего нестандартного судьба самого стандарта печати видится как-то не очень утешительной. Стандарт призван повысить эффективность и качество работ по производству печатной продукции, обеспечить возможность добиться прогнозируемой цветопередачи и ее повторяемости. Он может помочь найти общий язык между печатником и заказчиком как на этапе согласования условий сдачи работы в производство, так и при оценке качества получаемой продукции. Но это не юридический документ, он не носит обязательного характера. Перспектива его воплощения в жизнь должна и будет определяться не столько активностью печатников, сколько осознанием насущной потребности в подобном документе со стороны самих заказчиков. Именно их жгучее желание определенности и занятая в этой связи активная позиция в состоянии заставить печатников следовать разработанным для них нормативам. Интересна позиция, которую займет в этом вопросе только что созданный Союз полиграфистов Москвы, ведь в его составе как раз присутствует комитет по отраслевым стандартам.

Практическая ценность ISO во многом будет зависеть от того, как в дальнейшем поведет себя Международная организация по стандартизации. Если это будет роль стороннего наблюдателя, то перспективы внедрения стандарта в жизнь более чем призрачны. Здесь уместно вспомнить американский опыт. Разработчики стандарта SWOP, например, взяли за правило сертифицировать все вновь разрабатываемые способы цветопробы на предмет их соответствия этому самому стандарту. Эти данные постоянно публикуются и, надо полагать, не остаются без внимания потенциальных покупателей новых цветопробных комплексов.

Было бы совсем неплохо, если бы в условиях информационного вакуума на достоверную информацию о характеристиках имеющихся на рынке материалов для изготовления полиграфической продукции, ISO тоже бы проводила подобную сертификацию и давала бы свою оценку, например, по соответствию тех или иных красок собственным рекомендациям. Глядишь, и производители красок триады стали бы относиться к делу серьезнее. А то ведь сейчас они готовы разрекламировать свой товар, а вот о его соответствии требованиям по цвету ISO скромно умалчивают. Пока же балом правит известный принцип: «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих». Но не у каждой типографии хватит сил, возможностей, средств, да и, наконец, терпения делать за производителя его работу. И уж совсем несбыточная фантазия - чтобы производители печатных материалов снабжали свою продукцию ICC-профилями, характеризующими поведение на них стандартных красок. Для них это лишний козырь в конкурентной борьбе, а уж какие это сулит перспективы и возможности по управлению цветом - просто дух захватывает. И все это под эгидой ISO.

Ну а пока роль Международной организации по стандартизации и, в частности ее технического комитета TC 130, ответственного за полиграфию, пассивна: «Мы разработали стандарт, донесли до вас свое видение вопроса, а дальше как хотите. Можете использовать, а можете и забыть».



Дружественные типографии:
Издательство «Курсив»
129226, Москва, ул. Сельскохозяйственная, д. 17, к. 6
Тел/факс: (495) 617 6652 Site: www.kursiv.ru
E-mail:
© 1997-2020 Издательство «Курсив»